Добавить в избранное
Оливер Стоун

Уолл Стрит / Wall Street - 1987 - рецензии

Молодой брокер Бад Фокс занимается мелкими биржевыми операциями. Он принадлежит к поколению «яппи» — городских юношей с дипломами престижных университетов, прагматично смотрящих на жизнь и мечтающих о лёгкой, быстрой карьере в мире бизнеса. Идеал честолюбивого Бада — крупный банковский делец Гордон Гекко, сделавший себе громадное состояние на грязных махинациях, играх по перекупке акций, понижении или повышении ставок на бирже. Этот гангстер в облике финансового воротилы не брезгует ничем ради получения наживы, являясь хищной акулой делового мира — по определению всех, кто его знает, а не только в соответствии с пропагандистскими клише из газет. Гекко — не просто алчный буржуа, жаждущий ещё большего обогащения. Он — философ жадности, проповедник почти узаконенного грабежа. Поэтому произносит пышные речи, словно с амвона, выступая за дальнейшее процветание «работающих на совесть» миллионеров, а не праздно живущих на проценты с наследства предков.

Вот эта ориентация на непременный успех, чрезвычайная расчётливость даже в ставке на риск, целеустремлённость в карьере, перманентное состояние «биржевой лихорадки» — то есть всё, что можно назвать «американизмом», вроде бы восхищает и заставляет удивляться, как же людям удаётся вести борьбу за большие деньги без лишних эмоций, выпутываться из неимоверных финансовых затруднений и вновь оказываться на верху в бесконечной игре в «американскую рулетку».

Майкл Дуглас, который сыграл Гордона Гекко, заслужив массу похвал и множество призов, включая «Оскар», между прочим, успел прославиться до этого на продюсерском поприще — и не только благодаря оскароносной ленте «Кто-то полетел над гнездом кукушки», но и более коммерческим проектам «Роман с камнем» и «Жемчужина Нила». Режиссёр Оливер Стоун — тоже игрок-профессионал. Дело не в том, что он — сын биржевого брокера, посвятивший успешный по многим параметрам фильм «Уолл-стрит» (например, бюджет был превзойдён практически в три раза) своему не столь уж удачливому отцу. И даже не в том, что сам появляется на экране в маленькой роли дельца-перекупщика. Лента, основанная на реальных событиях, происшедших на нью-йоркской бирже в 1986 году, безусловно, талантлива. После всем памятных сцен в «Затмении» Микеланджело Антониони американский постановщик предлагает ещё один удачный образ биржи как полного хаоса безумного мира. Но прежде всего картина «Уолл-стрит» интересна в качестве модели «жизни по-американски», своеобразной энциклопедии того, что сами жители США называют «американой» в её лучших и худших проявлениях. И это сколок с идеологии неоконсерватизма, вошедшего во времена правления Рональда Рейгана уже в плоть и кровь американского общества, которое стабилизировалось после политических (в 60-е годы) и экономических (в 70-е) кризисов. А также парафраз на темы судьбы поколения «бунтарей», призывавших к разрушению любых стен и спустя двадцать лет воздвигнувших ещё более прочный фундамент для буржуазного миропорядка, укрепив позиции крупных бизнесменов с Уолл-стрит — центра деловой Америки и главной стены в её мощном здании-небоскрёбе.

Наконец, фильм «Уолл-стрит» — великолепное свидетельство о карьере человека, «сделавшего самого себя», подобно другим выдающимся американцам. Нет, речь уже не о Гордоне Гекко или «маэстро Гекко Великом», а как раз об Оливере Стоуне, который однажды поставил лично на себя в игре под названием «жизнь» и упорно поднимался наверх, минуя неудачи и безвестность. Его портрет был бы неполным, закономерность и принципиальность появления «Уолл-стрит» — непонятной, а суть претензий к этому неординарному режиссёру — сомнительной, если не упомянуть, что Стоун как истинный американец, настоящий кинопрофессионал и игрок на бирже искусства, не мог не попробовать себя в разном качестве, в различных жанрах. Он атаковал крепость под названием «Слава» со всех сторон — и с каждым разом «стрельба по мишеням» становилась более прицельной, кучной.

Так или иначе в лентах, к созданию которых причастен Оливер Стоун, даже в самых остросоциальных, критикующих американскую действительность, развенчивающих, как в «Сальвадоре» и «Взводе», империалистическую политику США, непроизвольно и, пожалуй, не всегда осознанно звучит мотив крайнего индивидуализма, позволяющего выжить в джунглях Вьетнама и Центральной Америки, существовать в «каменных чащах» Нью-Йорка среди его «улиц-стен». Ведь трудно не признать, что несмотря на аморальную суть своей деятельности, Гордон Гекко из картины «Уолл-стрит» является выдающейся личностью. И в юнце Баде Фоксе привлекает неожиданная способность бросить гордый вызов «королю биржи», а ещё смелость его уязвлённого самолюбия. Бад даже готов отправиться на несколько месяцев в тюрьму, но непременно наказать чересчур зарвавшегося дельца, сокрушить вроде бы непобедимого соперника. Типично по-американски!

Кажется, чуть ли не про всех героев Стоуна можно сказать, что они родились 4 июля (если использовать название фильма «Рождённый четвертого июля», снятого через два года после «Уолл-стрит»). Впрочем, и сам постановщик — из породы «детей 4 июля», Дня независимости США. Он независим и самостоятелен, как истинный американец, всегда «сам за себя», даже если «бог против всех». По-настоящему талантлив — а с таланта и спрос больше! Поэтому нелегко простить ему, что на обломках некогда разрушаемой стены буржуазного лицемерия, жажды наживы и подавления личности (а всё это должно быть ненавистно честным представителям поколения «американских шестидесятников») упрямо создаёт новую опору для «индивидуализма без границ», служащего заслоном-прикрытием для неоконсервативных тенденций в обществе.

Англичанин Элан Паркер закончил свою киноработу «Пинк Флойд — Стена» хотя бы знаком вопроса, недоумённым стоп-кадром: мальчик на развалинах стены. А если верить психологическому тесту, согласно которому стена является образом смерти, лучше её не бояться и не пытаться разрушить, а всего лишь обойти — и как ни в чём не бывало, пойти дальше.



Источник: www.km.ru
   
© 2007